- Територіальним громадам сіл, селищ, міст, районів у містах належить право комунальної власності на рухоме і нерухоме майно, доходи місцевих бюджетів, інші кошти, землю, природні ресурси, підприємства, установи та організації, в тому числі банки, страхові товариства, а також пенсійні фонди, частку в майні підприємств, житловий фонд, нежитлові приміщення, заклади культури, освіти, спорту, охорони здоров'я, науки, соціального обслуговування та інше майно і майнові права, рухомі та нерухомі об'єкти, визначені відповідно до закону як об'єкти права комунальної власності, а також кошти, отримані від їх відчуження. Спадщина, визнана судом відумерлою, переходить у власність територіальної громади за місцем відкриття спадщини. Стаття 60. Закону України „Про місцеве самоврядування в Україні” -

субота, 27 серпня 2016 р.

Китай стал стратегическим партнёром США и выставил жёсткие требования России


Победоносный поход Путина в мир, кажется, завершен окончательно. И выиграл этот бой даже не Запад, а тихоня Китай, все это время спокойно наблюдавший за истериками европейцев.


Сегодня Китай и США подписали договор о военном сотрудничестве. США получили первый из 8-и заказанных у Китая танкеров-гигантов для транспортировки сжиженного газа в Европу. И крупный госсоветник Китая требует широкомасштабного переселения китайцев на арендованные земли в Забайкалье – с внесением в российское законодательство соответствующих изменений (нового закона о лишении в определённых случаях наших граждан прав на недвижимость на арендованных иностранными государствами территориях им показалось мало) – для удобства этого процесса. Предлог, естественно, благовидный – дескать, в России нет необходимых для развития китайских проектов квалифицированных специалистов, а на арендованных Китаем землях наблюдается нехватка населения (рабочей силы). Пазл, наконец, сошёлся. В российских отношениях с Китаем всё предельно ясно. Это “мирная” экспансия – и эту войну, подписав с ним множество крайне специфичных договоров, мы уже проиграли: пути назад у РФ нет – наша экономика просто не выдержит на данном этапе таких неустоек, а помимо этого присутствуют ещё и нюансы, связанные с поставками очень важного для российского нефтепрома китайского оборудования. В отличие от азиатов, опыта ведения скрытых экономических войн у нас нет. У нас нет даже понимания того, как оно выглядит. Наш конёк – тупое откровенное или едва завуалированное насилие и шантаж – как, например, с газом в Европе – мол, замерзнут они без нас – и умрут. На иные (более элегантные) формы экспансии своего влияния Россия не способна. Плюс отсутствие понимания капитаном корабля, решившим, что за счёт игрищ с Китаем выйдет хотя бы временно залатать наши экономические дыры (и плевать на последствия в виде “выжженной земли” через 49 лет), появившиеся из-за его – и его подельщиков – непрофессионализма, жадности, чванства и амбиций (Крым, Донбасс, ЮКОС, стабфонд и пр.), того, что Китай нам не друг – и преследует цели получения собственных – исключительных из-за сложившейся в России и вокруг неё политической и экономической ситуаций – выгод. А если понимание по стратегии Китая у Кремля всё же есть, то результат действий правительства не меняется – меняется всего лишь подоплёка человечности в контексте происходящего: непрофессионализм и недальновидность – на цинизм и подлость. И не более того.
А вот с газовыми танкерами кое-что проясним, ибо не всё и не для всех очевидно. Норвежская Gasco уже более полугода продаёт в Европе газа на 30% больше, чем “Газпром”. А теперь компания Ineos Olefins & Polymers Europe [один из крупнейших европейских производителей нефтехимической продукции] и ее партнер – компания Evergas – поставками этана из Штатов в течении, максимум, двух-трёх лет выбьют нас с европейского газового рынка. И крупнейший развивающийся газовый рынок (Индия-Пакистан-Иран) уже грамотно осаждён (отгорожен от нас) Китаем – например, региональный газопровод уже не российско-китайский, как нами планировалось, а пакистано-китайский. И Китай нас не намерен туда пускать, для чего у него уже есть как минимум два сильных рычага экономического влияния. Вкупе это откровенный перераздел мирового газового рынка, который продлится – самое большее – до 2020-го года, и далее, по его окончании, рынок обретёт стабильную форму на следующие 20-30 лет. Для России это грозит катастрофой, потому как наша доля добычи и продажи газа – 32% от мировой (по нефти только 13,5% (кстати, 34% нашего экспорта), поэтому на мировом нефтяном рынке мы – вполне рядовой игрок, к тому же зависимый заменой обветшавших буровых всё от того же Китая, которому мы слили главенство в нашем нефтесервисном секторе, о чём кричали наши региональные издания, но молчали центральные СМИ). Нам просто будет или некуда девать свой газ – или придётся продавать его Китаю задарма – для его игр на внешних рынках (для внутреннего рынка у него есть собственный – и Китай в зависимость от нашего газа не поставишь).
А теперь самое интересное. В Украине, как раз по большей части в Донбассе, огромное количество неразработанного сланцевого газа – контракт на разработку которого с Royal Dutch Shell и Chevron на 50 лет был подписан в начале 2013 года. Киев надеялся таким образом освободиться от энергетической зависимости от России – и прорубить себе газовое окно в Европу. Сейчас концерн подумывает о выходе из совместного проекта с украинской госкомпанией из-за войны в Донбассе, а Chevron уже отказался от разработок из-за военных форс-мажорных рисков. Так что мы “гибридно” воюем в Украине не за эфемерное политическое влияние, а за газ – то есть, за газовую зависимость от нас Украины и Европы. Просто и цинично. “Люди гибнут за металл.”© Но теперь – даже если Россия и выиграет бой за Украину, то она уже проиграла бой за Европу и Индо-Восточно-Азиатский регион. Попутно проиграв экономический бой с Китаем за землю и промышленное развитие, дипломатический – за отношения, практически, со всем миром, и финансовый – за возможности глобального международного госкредитования, на котором российские госкомпании плотно сидели со времён перестройки. И всё это при том, что Россия сама создала все окончательные условия для собственного экономического развала одним махом (особенно, если учесть неконвертируемость рубля) – всего лишь лозунгом: “Крым наш!” – и угроза НАТО, о которой нам рассказывается, как о предлоге для “крымнашизма” [судя по сорвавшемуся в 2013-м исключительно из-за жадности российских перевозчиков договору с НАТО о транзите через Ульяновск] Кремль всего за полгода до Майдана и дальнейших событий с аннексией и войной вообще никак не волновала. И самое гадкое – то, что Россия заинтересована в продолжении войны в Донбассе, поскольку её затягивание вынудит Royal Dutch Shell выйти из договора – и тогда РФ сможет сохранить хотя бы украинский газовый рынок. (А какова могла быть заинтересованность США в этой войне, если учесть, что Chеvron – очень крупная американская компания, принадлежащая Рокфеллерам, а еще до последней инаугурации В.В. Путина в 2011-м представители американской Exxon-Mobil в его присутствии подписали с Роснефтью соглашение по добыче нефти на шельфе Черного и Карского морей, заключив таким образом стратегический альянс Роснефти с американской Exxon-Mobil?)
Плата за это очевидна: тысячи человеческих жизней – и десятки тысяч несчастных родственников убитых в двух странах – при том, что и тех, и других правительства используют втёмную. Но в этой истории есть ещё кое-что не менее гнусное. Львиная доля в международных спекуляциях российским газом и нефтью приходится на господина Тимченко – теперь уже гражданина Финляндии, а не так давно – члена славного кооператива “Озеро”. Понимаете, кто и почему – ради собственных финансовых интересов – отправил российских пацанов умирать и убивать в Донбасс? — с Lilia Lola Yarosh.


1 коментар:

  1. Пані Єлєна, є одна важлива фішечка яку ви не виклали на "бочку". А треба. Якщо бути чесними , то до кінця. Тут Ви виступаєте як аналітик з тогки зору геополітики. І Ви пишете про газ і про війну і про Донбас.
    Ви забули, що з геополітичної точки зору ізначальна мета " революції гідності по результату, як зараз стало видно по діям геополітичних гравців, була не усунення влади Януковича а "нажим" на Россію тим чи іншим шляхом а тема усунення " злочинної влади" як "стандартну затравку" до цього процесу. Після усунення Януковича повинен був встановитися мир переможців. Але гелполітичний задум був не таким. Тому геополітичне лоббі у ВР проштовкнуло геополітичний початок " війни" з Росією - закон про обмеження російської мови в Криму безглуздий як з моральної так і з юридичної точки зору - тому що Крим мав певну юридичну автономію. Росія це зразу зрозуміла що це сер*йозно і надовго. А таз так, то краще синиця в руках чим журавель в небі. Тому референдум в Криму був проведений юридично і практично бездоганно. І ми його легитино згідно волевиявлення всього населення Криму як цілої юрисдикції втратили. Ця юрисдикція перейшла волею його жителів під інше підпорядкування. З точки зору міжнародного права і його права народів на самовизначення ми(українська нація) програли. Але яке діло геополітичним гравцям до нашої нації ? Вони платять тим хто сидить в них на зарплаті. Ім треба далі тиснути на Росію. Чи економічно, чи воєнно, яка їм різниця. В них є гроші платити. ТО люди і працюють і працюють еффективно. Тільки який тут інтес наш як української нації нормальному українцю стає зрозумілим тільки сьогодня. Тобто, ніякого. По визначенню. Втрата територій, втрата життя громадян. До тих пір поки нація не зможе керувати собою без зовнішнього управління з якого завгодно боку ми преречені програвати. Це також по визначенню.

    ВідповістиВидалити