- Територіальним громадам сіл, селищ, міст, районів у містах належить право комунальної власності на рухоме і нерухоме майно, доходи місцевих бюджетів, інші кошти, землю, природні ресурси, підприємства, установи та організації, в тому числі банки, страхові товариства, а також пенсійні фонди, частку в майні підприємств, житловий фонд, нежитлові приміщення, заклади культури, освіти, спорту, охорони здоров'я, науки, соціального обслуговування та інше майно і майнові права, рухомі та нерухомі об'єкти, визначені відповідно до закону як об'єкти права комунальної власності, а також кошти, отримані від їх відчуження. Спадщина, визнана судом відумерлою, переходить у власність територіальної громади за місцем відкриття спадщини. Стаття 60. Закону України „Про місцеве самоврядування в Україні” -

четвер, 12 травня 2016 р.

БРЕМЯ ЖЕЛАНИЙ ИЛИ ДИАЛОГ ПО ФРЕЙДУ

Он сидел в кабинете врача, и никак не мог заговорить о причине, которая заставила его обратиться к специалисту. Пауза затягивалась. Наконец врач негромко кашлянул, и максимально деликатно задал первый вопрос: 
- Скажите, давно ли у вас возникла эта проблема?
- Ну что вы, - открыл глаза пациент. – Раньше я знаете, каким был – о-го-го! А теперь – не могу…, - и он стыдливо опустил голову.

- Ну-ну, не волнуйтесь, голубчик, - с профессиональным сочувствием успокоил его врач. – Рано или поздно это случается со всеми. Мы здесь именно для того, чтобы выяснить причины вашей проблемы и попытаться ее решить. 
- Доктор, вы правда сможете мне помочь? - с надеждой спросил визитер. – Ведь я не такой уж старый, и рассчитывал, что хотя бы годика два еще смогу, а может и лет пять – как повезет… Прошло всего полгода, с тех пор как я в этой новой, приятной для себя роли, а ситуация чем дальше, тем хуже.
- Я не привык давать необдуманные обещания, прежде чем не узнаю всех деталей, - мягко, но решительно ответил эскулап. – Давайте начнем, - он придвинул к себе блокнот и взял ручку. – Когда вы почувствовали первые признаки бессилия?
- Еще полгода назад я был очень твердым, - немного приободрившись, ответил посетитель. – Я мог кому угодно показать, и даже не один раз! О, как я помню эти горящие глаза, эти счастливые лица, эти возгласы удовлетворения! - голос пациента приобрел оттенок мечтательности. 
- И что же случилось потом? – внимательно глядя в глаза визитеру спросил доктор.
- Потом я встретил Светлану, - хриплым шепотом ответил пациент, - и все изменилось. С тех самых пор я и начал замечать, что уже не тот, что прежде…
- Как давно вы с ней знакомы? – решил уточнить врач. 
- Еще со школы, - мечтательно ответил визитер. – Мы с ней за одной партой сидели, а после уроков я ее на велике катал… Потом институт…Затем я надолго потерял ее из виду, а встретив снова столько лет спустя, понял, что это – судьба.
- Пока звучит достаточно оптимистично, - подал реплику врач, заметив, что пациент погрузился в свои воспоминания. – Что же было дальше?
- Видите ли, она очень изменилась за это время. Я знал, что в те годы, пока мы не виделись, она была с другим. Но думал, что все осталось в прошлом, а сейчас она – только моя, и полностью разделит все мои взгляды и убеждения. Но я ошибался… О, как же я ошибался! - в конце фразы голос пациента сорвался на крик, а его подбородок предательски задрожал. 
- Успокойтесь, не стоит так волноваться, – врач участливо протянул пациенту стакан воды. Тот осушил его залпом и занюхал ваткой с эфиром, которую услужливо поднесла медсестра. 
- Понимаете, доктор, - немного расслабившись от эфира, заявил пациент, – мне все говорили, что она мне не пара. Меня стыдили знакомые, начали презирать друзья, говорили, что я с ней совсем мужиком перестал быть. Вот так все и началось, - визитер затравленными глазами посмотрел на доктора. 
– Продолжайте, - попросил доктор. – Я чувствую, что мы подошли к самому корню проблемы.
- А дальше, как в дурацком анекдоте. Я уехал в зарубежную командировку, а она осталась в Днепропетровске. Возвращаюсь я из командировки домой и вижу..., - голос пациента снова сорвался. 
- Что же вы увидели? – обволакивающе-бархатным баритоном спросил врач. – Скажите об этом вслух, сделайте первый шаг к своему исцелению. 
- Я приехал, а там – палатки «Оппоблока» на Набережной, представляете! Но она ведь мне обещала, что в День победы не будет никакой партийной символики! И вот, подходят ко мне избиратели, и просят эти палатки убрать. А я – не могу…То есть совсем не могу, как будто я уже и не мэр. Но и это еще не все. Тот, кто раньше с нею был, как раз в этот день решил показать, кто ее настоящий хозяин. То есть, формально, конечно, я. Но фактически, получается что он. Ведь он собрал такую толпу, и все – с опповской символикой. А я ведь обещал, что не допущу этого у себя в городе. И вот снова – не смог, я не смог ничего с этим поделать, - по щекам пациента катились скупые мужские слезы, а его плечи сотрясали беззвучные рыдания. 
- Что я могу вам сказать, Борис Альбертович, - задумчиво произнес врач. – Беспорядочные связи с "Оппоблоком" до добра не доводят. Диагноз, который я вам ставлю: прогрессирующая политическая импотенция, осложненная параличем воли и атрофией принципиальности. И, похоже, ваш случай абсолютно безнадежен. Медицина здесь бессильна. Катенька, зовите следующего пациента.

Карл ЮНГОВ, расшифровщик сновидений, специально для «Перец Днепровский»
Расшифровки оговорок днепропетровских политиков по Фрейду можно прочитать здесь: perec.dp.ua

Немає коментарів:

Дописати коментар