- Територіальним громадам сіл, селищ, міст, районів у містах належить право комунальної власності на рухоме і нерухоме майно, доходи місцевих бюджетів, інші кошти, землю, природні ресурси, підприємства, установи та організації, в тому числі банки, страхові товариства, а також пенсійні фонди, частку в майні підприємств, житловий фонд, нежитлові приміщення, заклади культури, освіти, спорту, охорони здоров'я, науки, соціального обслуговування та інше майно і майнові права, рухомі та нерухомі об'єкти, визначені відповідно до закону як об'єкти права комунальної власності, а також кошти, отримані від їх відчуження. Спадщина, визнана судом відумерлою, переходить у власність територіальної громади за місцем відкриття спадщини. Стаття 60. Закону України „Про місцеве самоврядування в Україні” -

четвер, 5 листопада 2015 р.

Парк Рейдерского периода Геннадия Корбана

Один из самых неоднозначных украинских капиталистов, «специалист по недружественным поглощениям» и крупный рантье Геннадий Корбан рассказал читателям Forbes об основных достопримечательностях города.

«Вы деловой путешественник, и у вас выдался свободный день в незнакомом городе...» Нет, не так. Вы интересуетесь историей украинского капитализма и хотели бы своими глазами увидеть места, связанные с его становлением.


«Гранд Отель Украина»
ул. Короленко, 2

Назначать деловые встречи в ресторанах, по днепропетровским понятиям, моветон. Там приятно проводят время, а вопросы решают в офисах.

Просторный зал ресторана в гостинице «Украина» мирно делили в начале 1990‑х представители зарождающегося бизнеса и криминальные авторитеты. Наведывался сюда со своей бригадой и один из самых известных рэкетиров СССР Александр Мильченко по прозвищу Матрос, которого прокуратура считает организатором убийства влиятельного донецкого бизнесмена Евгения Щербаня. «В отличие от Киева, Донецка и Крыма, в наших ресторанах не было кровавых разборок, трупов под столами,  – говорит Корбан.  – Разборки носили тихий, камерный характер».

В середине 1990‑х на месте ресторана открыли казино. В «Украине» и «Юбилейном» на проспекте Маркса днепропетровские нувориши просаживали за вечер суммы со многими нулями. Любил поиграть в рулетку и Матрос, умерший в 1997‑м.

Корбан рулеткой не интересовался, но когда казино закрыли  – расстроился. «Для казино аренда была в два раза выше, и с арендодателем они всегда рассчитывались кэшем,  – поясняет рантье.  – Если магазины на Карла Маркса до кризиса платили за квадратный метр $70–80 в месяц, то казино  – $120–150».

Магазин «Рыба»
пр. Карла Маркса, 65
Задний двор пятиэтажки в центре города в начале 1990‑х был одним из самых бойких мест Днепропетровска. Рыбный магазин, который держал здесь Семен Капустин (для клиентов  – просто Сеня), пользовался популярностью еще с советских времен. Возле «Рыбы» часто можно было встретить чиновников, милиционеров и их жен, которых Сеня снабжал дефицитной икрой и деликатесами.

«В свое время Павел Лазаренко магазин у Сени забрал,  – рассказывает Корбан.  – Затем здание перешло в нашу собственность, и мы Сеню вернули  – дали ему возможность зарабатывать».
Директор «Рыбы» долго не мог привыкнуть к тому, что времена тотального дефицита позади. Он лично обзванивал клиентов и предлагал им товар: «Геночка, а ну пришли ко мне водителя, я положу тебе икры, рыбы». Когда стало по‑настоящему сложно, Сеня попросил Корбана найти арендатора на половину площади магазина. Пригласили торговца колбасой. Директор «Рыбы» скоро пожалел о своей просьбе. На витрине общего магазина новый арендатор написал: «Лучшая рыба  – это колбаса». Года три назад «Рыбу» закрыли. «Я позвонил Сене и говорю: «Все, Семен Исаевич, пора, дорогой»,  – вспоминает Корбан. Теперь в этом помещении магазин косметики и бытовой химии Eva.

Трубный институт
ул. Писаржевского, 1А
Днепропетровцы называют это здание «офисом Пинчука». В нем находилась первая штаб‑квартира трубной компании «Интерпайп».
До 1997 года Трубный институт можно было с тем же успехом называть «офисом Тимошенко». В первой половине 1990‑х три этажа занимала созданная Тимошенко и Пинчуком корпорация «Содружество», торговавшая туркменским и российским газом. В 1995 году партнеры разорвали отношения, а на месте совместного бизнеса возникли «Интерпайп» Пинчука и ЕЭСУ Тимошенко, но компании остались соседями. «Сотрудники «Интерпайпа» и ЕЭСУ продолжали общаться между собой, вместе курили и обедали,  – рассказывает Корбан.  – Лазаренко пытался воссоединить Пинчука и Тимошенко, но неполучилось».

В приемной у Тимошенко толпились криворожские и донецкие бизнесмены, вспоминает Корбан. «Это вы знаете Тимошенко‑политика, который вел за собой массы во время «оранжевой революции»,  – отмечает он.  – А мы помним ее хозяйкой «газового» Днепропетровска, которая всегда была в «ролях». Она могла с порога крепким словом прогнать неугодных ей визитеров.

Днепрогражданпроект
ул. Набережная имени Ленина, 29
В середине 1990‑х группа «Приват» Игоря Коломойского, Геннадия Боголюбова, Алексея Марты­нова и Леонида Милославского открыла в этом здании свой первый полноценный офис. Мартынов рассказывал, что очень ждал переезда: до этого партнеры ютились в комнатушке площадью 12 кв.м. «Там постоянно одновременно курило человек шесть, дышать было нечем,  – говорит Мартынов.  – С содроганием вспоминаю те времена».

Отсюда началось активное еврейское движение в Днепропетровске, импульс которому дал «Приват», инициировав создание еврейской общины. Тимошенко и Лазаренко из Днепропетровска уехали, их группа распалась, а возникший на ее месте вакуум заполнили местные еврейские бизнесмены. «По сути, весь бизнес Днепропетровска  – видимый, ощутимый, более‑менее значимый  – принадлежит евреям, обычным нормальным людям, которые сделали себя сами»,  – констатирует Корбан.

комплекс «Менора»
ул. Шолом‑Алейхема, 4
Первое, что сделали объединившиеся евреи Днепропетровска,  – проспонсировали реставрацию хоральной синагоги. Ее торжественное открытие состоялось в 2000 году. «Появилось место, куда стекались все еврейские бизнесмены,  – рассказывает Корбан.  – Сначала, встретившись, они выясняли отношения: кто кому чего должен. Затем мирились и больше не ссорились».

В октябре прошлого года возле синагоги открылся центр «Менора», построенный покойным Геннадием Аксельродом на деньги Коломойского и Боголюбова. «Доход бизнес‑центра получает еврейская община, чтобы тратить на свои нужды»,  – объясняет Корбан, в кабинете которого висит несколько фотографий его бывшего партнера Аксельрода. Кроме крупнейшего в СНГ музея истории холокоста в «Меноре» имеются магазины, офисы, гостиницы. В аналогичных еврейских комплексах за рубежом половина дохода отдается раввину, который расходует деньги по своему усмотрению. «Мы нарушили это правило,  – отмечает Корбан.  – У нас раввин получает фиксированную зарплату, а деньги от «Меноры» и пожертвований направляются в виде адресной помощи конкретным людям  – на лечение, операцию, лекарства, еду, образование и т. д.»

Римско‑католическая церковь Святого Иосифа
пр. Карла Маркса, 91
При советской власти в бывшем костеле находилось днепропетровское отделение лотереи «Спортлото». В середине 1990‑х католический храм превратился в нечто вроде делового центра. У Корбана был здесь свой офис.

Во время массовой приватизации здание, по его словам, было приобретено людьми Павла Лазаренко. После того как экс‑премьер сел в американскую тюрьму, «мы отсудили у Лазаренко это здание и отдали его полякам  – они восстановили собор», вспоминает Корбан. Церковь открыли в 2009 году.

рынок «Озерка»
ул. Шмидта, 2/3
«Озерка»  – один из крупнейших продуктовых рынков в СНГ. Его площадь превышает 6 га. «Это место  – самое странное и нехорошее в городе,  – считает Корбан.  – У нас тут был в некотором роде конфликт». В середине 2000‑х на «Озерку» положил глаз авторитетный бизнесмен Максим Курочкин. Он пользовался поддержкой тогдашнего губернатора Днепропетровской области Владимира Яцубы и несколько раз предпринимал попытки стать хозяином рынка. «Для нас, настоящих днепропетровцев, это было дело принципа  – непустить банду Курочкина на «Озерку»,  – говорит Корбан.

Узнать мнение противоположной стороны уже не удастся. В битве за «Озерку» сложили головы пять участников группы Курочкина, включая его самого.

Европейская площадь
Сюда Корбану не стыдно привести людей, приехавших из других городов. Торговые центры «Европа» и «Пассаж»  – одни из лучших проектов компании «Аксельрод Эстейт», половина которой принадлежит Корбану.

До 2000‑х на этом месте был импровизированный базар. «Вглубь и вширь уходили ларьки с трусами, фломастерами и колбасой»,  – вспоминает Корбан.

Так продолжалось до 2004 года, когда за дело взялись бизнесмены. «Это были самые классные, жирные места, на которых можно построить очень привлекательные объекты,  – утверждает Корбан.  – Мы в свое время стали просто ломать центр и весь проспект Карла Маркса и облагораживать территорию». Корбану до сих пор не дает покоя здание бывшего Министерства черной металлургии УССР напротив ТЦ «Пассаж». Он обещает скоро и его снести, чтобы построить на этом месте «что‑нибудь красивое».

Рестораны Coast и «Репортеръ»
ул. Набережная имени Ленина, 61
ул. Баррикадная, 2
Самые престижные заведения в городе. После восьми вечера возле Coast не припарковаться: площадка заставлена Range Rover, Mercedes S‑класса и BMW 7‑й серии. Завсегдатаи ресторанов  – друзья владельца Coast и «Репортера» Дмитрия Погребова. «Есть тусовка из 10–20 человек, которые мигрируют из Coast в «Репортер» и обратно,  – говорит Корбан.  – Сидят там и в другие места не заглядывают, уверенные, что больше достойных заведений в городе нет».

Корбан предпочитает отель Axelhof: «Мы там открыли шикарный ресторан с прекрасным поваром  – хоть сейчас давай мишленовскую звезду».

Материалы по теме:

«Корбан и Ко»: детально про ОПГ

Время Голохвастовых: немного про «трудовой путь» Геннадия Корбана

Днепропетровский эпик батл


По Корбану звонил колокол - продолжение по Днепропетровску

1 коментар:

  1. а адреса в подписях к фотографиям можно было адекватные указать или родной город так и остался загадкой для авторов статьи?:-)

    ВідповістиВидалити