- Територіальним громадам сіл, селищ, міст, районів у містах належить право комунальної власності на рухоме і нерухоме майно, доходи місцевих бюджетів, інші кошти, землю, природні ресурси, підприємства, установи та організації, в тому числі банки, страхові товариства, а також пенсійні фонди, частку в майні підприємств, житловий фонд, нежитлові приміщення, заклади культури, освіти, спорту, охорони здоров'я, науки, соціального обслуговування та інше майно і майнові права, рухомі та нерухомі об'єкти, визначені відповідно до закону як об'єкти права комунальної власності, а також кошти, отримані від їх відчуження. Спадщина, визнана судом відумерлою, переходить у власність територіальної громади за місцем відкриття спадщини. Стаття 60. Закону України „Про місцеве самоврядування в Україні” -

середа, 8 жовтня 2014 р.

«Працювати по-новому» от Романа Федыка

Небесная сотня погибла, и продолжают гибнуть наши соотечественники, за другую страну, в которой прокуратура и закон должны быть «близнецами-братьями», а не антиподами.

 Поэтому каждый прокурорский должен быть готов за каждый свой шаг отвечать перед обществом.

Публикация в номере «ЛИЦ» под названием «Поздно переписывать хату на кота» (№75, стр. 6), основанная на беседе с известным правозащитником Максимом Голосным о ситуации в прокуратуре Днепропетровской области, вызвала резонанс.
Люди подтверждают: увы, человек, изначально поклявшийся в верности идеалам Майдана, заявивший публично о том, что «сьогодні ми підводимо риску під учорашнім і відкриваємо нову сторінку – починаємо працювати по-новому», – прокурор Днепропетровщины Роман Федык разочаровал общественность.
Оказывается, не один Максим Голосной уже требует его увольнения, недавно представитель общественной организации «Майдан-Січеслав» Игорь Руденко провёл пресс-конференцию, на которой озвучил аналогичное требование, адресованное Генпрокурору Украины Виталию Яреме.
«Лица» обратились к активисту юридического блока «Майдан-Січеслава», правозащитнику, адвокату Сергею Довгалю с просьбой высказать своё мнение по поводу происходящего вокруг прокуратуры Днепропетровской области.
 Сергей Николаевич, и стоило бахвалиться еженедельным общением в облпрокуратуре?
– Не знаю, уместно ли здесь слово «бахвалиться», но факт остаётся фактом: за полгода 8 совещаний совместно с общественностью, – я был активным участником, по крайней мере, этих первых общений, – прокурор Днепропетровской области провёл. Я ставил ему конкретные вопросы: готов ли «працювати по-новому», как он изначально задекларировал. Потому что и вправду хотелось в красивые декларации поверить.
Ведь почему восстал Евромайдан? Не в последнюю очередь потому, что в Украине фактически перестали существовать судебная система и система прокуратуры, которая из правоохранительной превратилась в сверху до низу коррумпированную, даже малейшего понятия не имеющую о таком слове как закон.
То есть, эти формирования являются крайне опасными для общества. Потому что существуют как бы от имени закона, но этот самый закон, извините, имеют в виду. Поэтому на первых же вышеупомянутых совещаниях я от имени общественности лично поставил перед Романом Федыком конкретные вопросы.
Это – всестороннее расследование всех обстоятельств привлечения к уголовной ответственности и осуждения «несуществующей» судебной системой за убийства, – которые, есть все доказательства, эти молодые люди не совершали, – Андрея Калитки (12 лет лишения свободы), Евгения Лазарева (8 лет, на данный момент при невыясненных обстоятельствах ушёл из жизни в условиях исправительной колонии), Максима Орлова (пожизненно), Александра Козлова (12 лет в 14-летнем возрасте!), Геннадия Жаворонкова (14 лет).
То есть, взяли примеры исковерканных человеческих судеб, по поводу которых произошла вопиющая фальсификация уголовных дел,  и заявили об общественном контроле за расследованием фактов злоупотреблений.
Плюс к этому нами было заявлено о необходимости привлечения к надлежащей ответственности судей Индустриального райсуда г. Днепропетровска Виктории Игнатенко, Виктора Мороза, Светланы Зосименко, ни за что лишивших свободы на 22 месяца Дмитрия Реву и Льва Просвирнина по так называемому «делу днепропетровских террористов» только потому, что экс-генпрокурор Виктор Пшонка заявил о четверых подозреваемых.
Ведь лишение человека свободы во всём цивилизованном мире является тягчайшим преступлением, после лишения жизни.
А ещё «Майдан-Січеслав» Федыку напомнил о том, что до сих порДнепропетровский апелляционный административный суд возглавляет Александр Мартыненко, своим приговором ещё в 1988 году отправивший на расстрел павлоградца Игоря Рыжкова за преступления пологовского маньяка Сергея Ткача. Если человека ни за что ни про что отправили на расстрел, то не является ли это покушением на убийство?
И вот, лично у меня любые иллюзии насчёт «працювати по-новому» от Романа Федыка испарились, как пот со лба, когда я поставил ребром вопрос именно о пресловутой статье 214 УПК Украины, на чём акцентирует внимание и Максим Голосной.
Согласно этой статье УПК, действительно прокурор, следователь любое заявление об уголовном правонарушении обязан незамедлительно, в течение 24-х часов внести в Единый реестр досудебных расследований (ЕРДР) и это самое досудебное расследование начать. Всё. Точка. И любая отсебятина от прокурорских в виде личных оценок заявления – это нарушение закона. Заметьте: нарушение Закона людьми, которые Закон обязаны бдить как зеницу ока!
Но, увы, Роман Федык на мой вопрос по поводу статьи 214 УПК ответил, что к ней можно прибегнуть только тогда, когда есть «достатні підстави», потому что, дескать, бессовестные граждане такой бред иногда пишут, что на голову не налазит…
То есть, Федык заявил, что статьи 214 для них не существует. Тогда «Днепропетровская правозащитная группа» обратились к Роману Романовичу с коллективным письмом юристов и правозащитников по поводу недопустимости вопиющего нарушения закона, а именно статьи 214 УПК Украины. В ответ мы получили очередную отписку, которую даже цитировать стыдно, за подписью почему-то зампрокурора области Олега Рычки, курирующего… пенитенциарную систему.
 А как прокуратура повлияла на фальсификации в делах  вышеупомянутых подсудимых/осужденных?
– От этого должны встать волосы дыбом не только у жителей Днепропетровской области, а и всей Украины!

Дело Калитки-Лазарева. Ценой невероятных усилий адвокатов, правозащитников, общественности удалось добиться у прокуратурой области отмены постановления о закрытии уголовного производства по поводу фальсификаций доказательств первичным следователей, приведших на скамью подсудимых молодых людей якобы за убийство 22-летней девушки в районе улицы Калиновой в Днепропетровске.
С огромными потугами, следственные действия начали проводиться. При выезде следователя прокуратуры на место, где ранее была обнаружена жестоко избитая девушка, тогда ещё живая, местная жительница заявила следователю, что все обстоятельства жуткого преступления каждому в округе известны, что посадили не тех и даже назвала «тех».
Но следователь женщину… прогнал. А потом и вовсе обнаружилось, что уголовное производство втихаря закрыли. После этого многострадальная мать Андрея Калитки и правозащитник Александр Зеркаль в прокуратуре области, что называется, трупом легли и добились возобновления следствия. А правозащитники уже ставят вопрос о возбуждении уголовного производства в отношении того самого следователя.

Дело Орлова-Козлова. Напомню, эти парни из Таромского осуждены, соответственно, пожизненно и на 12 лет лишения свободы якобы за жестокое убийство четы соседей-пенсионеров.
Ещё в 2013 году адвокат осужденного пожизненно Максима Орлова обращается на имя прокурора Днепропетровской области Натальи Марчук с заявлением на 12(!) страницах, в котором приводит 40(!) доказательств фальсификации данного дела и требует конкретных следственных действий, которые могут фальсификации опровергнуть.
Печально известный первый зампрокурора области Олег Пахниц направляет ответ на… полстранички: «…у порядку ст. 214 Кримінального процесуального кодексу України до Єдиного реєстру досудових розслідувань Вашу заяву не внесено, оскільки за своїм змістом вона не єзаявою про кримінальне правопорушення, тобто відсутні об’єктивні дані про вчинення кримінального правопорушення, викладено власні міркування…».
Понятное дело, адвокат обжаловал такую вопиющую отписку, которая в УПК Украины почему-то обозначается безобидным словом «бездеятельность», в Жовтневом районном суде г. Днепропетровска.
Но судья Сергей Башмаков (сейчас, к счастью, уже полномочий не имеющий) не стеснялся: «…Як встановлено судом, прокуратурою Дніпропетровської області 11 вересня 2013 року Грачову М. С. вже була надана відповідь про відсутність підстав для внесення відомостей за заявою про кримінальне правопорушення до Єдиного реєстру досудових розслідувань». О том же, что такого понятия, как «надана відповідь», закон не предусматривает, сей так называемый служитель Фемиды умолчал.
После того же, как Роман Федык стал «працювати по-новому», вышепомянутое заявление об уголовном правонарушении на 12 страницах поступает уже на его имя. Но, увы, выполнять требования статьи 214 УПК Украины опять никто не собирается. А зампрокурора Светлана Виноградова подписывает ответ от 11.04.2014 г.: «вищевказані звернення за своїм змістом не є заявами про кримінальне правопорушення».
Но, к счастью, молодой судья Жовтневого районного суда Артём Брага это вопиющее безобразие разбил в пух и прах, обязав своим определением внести данное заявление об уголовном правонарушении в ЕРДР, что предусматривает проведение всех необходимых следственных действий.
Следователь прокуратуры Днепропетровской области Сергей Бойко, принявший дело в своё производство, оказался человеком, на удивление, решительным, и с ним уже даже определились с датой допроса «вдоль и поперёк» следователя УМВД в Днепропетровской области, подписавшей обвинительный акт в отношении Орлова и Козлова.
Но, увы, в последний момент громкое дело от не в меру ретивого следователя забрали, и найти концы данного уголовного производства невозможно. Я обиваю пороги областной прокуратурыи, в конце концов, узнаю, что дело втихаря закрыли. Только постановления об этом самом закрытии до сих пор добиться не могу.

Дело Жаворонкова. Его перипетии, в отличие от двух предыдущих, в СМИ не освещались. А разница в одном всё-таки есть существенная. Днепропетровец Геннадий Жаворонков Калитки-Лазарева и Орлова-Козлова и возрастом постарше, и судим был до этого.
Теперь же его упекли на 14 лет лишения свободы якобы за убийство продавщицы прямо на рабочем месте в одном из магазинов на проспекте Кирова в Днепропетровске. Когда это жуткое преступление случилось, под подозрение попали многие. В том числе, допросили и Геннадия, но отпустили сразу, поскольку в этот день он находился на даче у сестры за городом.
«Вспомнили» о Жаворонкове только через несколько месяцев, когда все люди, на которых пало подозрение, «не подошли». А убийство надо «закрывать» по-любому, ведь оно на особом контроле. Вот и вспомнили о Жаворонкове. Дескать, ранее судимый и поэтому навесить на такого кадра всё что угодно несложно. 
И сварганили версию о том, что в этот день Жаворонков пьянствовал с молотком в руках с известными дворовыми пьянчужками «Серёжей Длинным», «Вовой», «ещё с одним знакомым Сергеем», а затем, сам себя не помня, зашёл в магазин и жестоко расправился с продавщицей.
Но после этого, как ни странно, по версии следствия, отнёс этот молоток в квартиру своей матери, с которой не жил. Но, увы, никто не удосужился всем известных дворовых пьянчужек даже разыскать и допросить, как и исследовать элементарные вещи другие.
На стол прокурора Федыка ложится ещё одно заявление об уголовном правонарушении на 7 страницах с десятками доказательств фальсификации дела Жаворонкова.
Ответ, как один из подписантов, я получаю за подписью и.о. начальника управления прокуратуры области О. Озерянского. От прочитанного чуть сознание не потерял: «Прокуратурою Дніпропетровської області розглянуто Ваше звернення щодо застосування насильства з боку співробітників Кіровського РВ ДМУ ГУМВС України в Дніпропетровській області».
О, боже!!! Да ни о каком «насильстві» со стороны работников милиции я нигде и никогда не писал, потому что такими данными не располагаю да и вообще за свои слова отвечать привык.
Естественно, по поводу ещё одной вопиющей бездеятельности (или служебного подлога?) обращаемся в Жовтневый райсуд. Представлявшему прокуратуру в судебном заседании Николаю Ганже задаю вопрос в лоб: «Где и когда я жаловался на насильственные действия со стороны работников милиции?». Тот в ответ «позичив очі у Сірка», то есть, ничего внятного сказать не смог.
Судья Светлана Демидова эту нашу жалобу удовлетворила и признала «бездіяльність прокуратури Дніпропетровської області щодо невнесення відомостей про скоєний злочин за заявою від 29 квітня 2014 року до Єдиного реєстру досудових розслідувань неправомірною». Но самое прискорбное, что это определение суда ещё от 23 июня 2014 года не выполнено до сих пор!
– Максим Голосной называет причиной, так сказать, всех бед Романа Федыка. Вы с ним согласны?
– Роман Федык изначально объявил прокуратуру Днепропетровской области территорией вне закона, откровенно поправ статью 214 УПК Украины и наплевав в лицо Небесной сотне. И это стало сигналом к действию, а точнее – к бездействию, для всех.
Но увольнение Романа Федыка не изменит ситуацию в прокуратуре области. На примере перечисленных мной резонансных дел наглядно видно, что эта система прогнила до основанья и какому-то реформированию или переформатированию не подлежит! Она попросту является особо опасной для нашего общества!
– Еслиувольнение Федыка не решает проблему, где выход?
– Замена одного человека в системе, особо опасной для нашего общества, проблемы не решает. Поэтому не только мы с Вами, вышеупомянутые Максим Голосной или Игорь Руденко, юристы и правозащитники должны активизироваться, а всё общество, все жители области.
Небесная сотня погибла, и продолжают гибнуть наши соотечественники, за другую страну, в которой прокуратура и закон должны быть «близнецами-братьями», а не антиподами. Поэтому каждый прокурорский должен быть готов за каждый свой шаг отвечать перед обществом.
Алёна Гарагуц

Немає коментарів:

Дописати коментар